Ночь музеев не завершилась концом света

 
22 мая, 2011
Известия

"Ночь музеев" в этом году совпала с "очередным" апокалипсисом - по предсказанию американского проповедника Гарольда Кэмпинга, он должен был наступить в 3 часа ночи в Америке. Соответственно, в Петербурге - в 6 утра, как раз в момент окончания музейной акции. Именно поэтому корреспонденты "Известий" решили получить максимум впечатлений в последнюю ночь и отправились по музеям города. Их в программе акции было более 60, а общей темой для всех мероприятий стал космос.

Один из соавторов начал дозор с лофт-проекта "Этажи". В 20.00 очередь была невелика - 7-8 человек сгрудились во дворике вокруг стола билетеров. Прямо над ними, на уровне третьего этажа, в воздухе парили большие белые шары. Шары побольше можно было увидеть в выставочных залах, а самый большой, из которого раздавались голоса героев фильма "Кин-дза-дза" располагался на террасе. К выставкам, крякая и пища, гостей провожали "инопланетные чебурашки" в серебристых балахонах. Они хватали за ноги, дудели в уши через пылесосные шланги, предлагали попасть комком фольги в одну из серебристых труб в коридоре.

20.55. Квартира художников "Митьков" на улице Марата. Они с задачей мероприятия справились на пять с плюсом. Космическая тематика в ироничных работах Шагина, Тихомирова, Кузнецова притянула множество посетителей, хотя вряд ли это пришлось по душе другим жителям дома № 36-38. В главном зале гости сами могли внести вклад в космомитьковское искусство, добавив пару мазков к коллективной картине. Космической была и задумчивость во взоре "Митька" Шагина, который стоял позади мольберта и созерцал.

Протолкавшись к выходу с выводом, что сюда приходят люди неслучайные, "Известия" переместились на Пушкинскую, 10.

В цитадели русского рока и нонконформистского искусства "своих" от "пришлых" отличить можно было сразу: богемного вида "пришлые" прогуливались по галереям, брутального вида "свои" стояли с пивом у зала "Fish Fabrique".

- Sava! Как, братец, поживаешь? - окликает друга бородатый художник-завсегдатай.

- Да вот, думаю, чем бы начать торговать, - отвечает лысый и усатый друг. - Ну как чем - телом и душой! - советует бородач.

На входе в одну из галерей посетители спотыкаются о швабру: "А это арт-объект или кто-то оставил?" Тем же вопросом задался и корреспондент "Известий", заглянув в закуток с инсталляцией из старых подметок, ключей и пакетиков с семенами, прикрепленных к черному полотну булавочками. Инсталляция продолжалась на подоконнике ржавыми замками, баночками и коробкой клюквы в сахаре. Рядом юноша с гелем в волосах томно спрашивает у спутницы: "А здесь вроде что-то связано с русским роком?" Отвязавшись кое-как от бесноватых участников перформанса, которые пытались засунуть гостям за пазуху комок скотча, корреспондент "Известий" выбрался на улицу и отправился в музей современного искусства "Эрарта" - уж кому как не ему устраивать космические действа!

К 22 часам в "Эрарте" очереди не наблюдалось. Возможно, потому, что к идее космоса организаторы подошли приземленно - водили экскурсионные группы по этажам, отыскивая среди постоянной экспозиции хоть как-то связанные с астрономической тематикой работы, и подолгу рассказывали о том, "что художник хотел сказать этим синим зигзагом". А в 23.30 на обратном пути можно было увидеть полукилометровую очередь в Музей городского электрического транспорта.

В 23.35 другой соавтор музейного дозора стартовал от Финляндского курсом на Планетарий. На улице поразило то, что проб­ки из машин не уступали дневным. Музей политической истории, первый объект, взял на себя смелость работать всю ночь, до 6 утра. Людей здесь немного, попасть внутрь можно было без особых проблем.

Первая привязка к космосу - женский голос, звучащий из динамиков: "...совершил полет с космодрома Байконур 12 апреля 1961 года в 9 часов 7 минут по московскому времени. Выполнил один оборот вокруг Земли...". Все вещи, посвященные космонавтике, выдвинуты из исторических фондов музея на первый план. Во втором зале под потолком висит беспилотный спутник, рядом злобный парень с плаката тычет железным стержнем в станок с подписью "Не допускать на завод раскулаченных кулаков, будем на страже машинных станков". Вещи, принадлежащие первому космонавту Земли, соседствуют с фотографиями лагерей и лозунгом "Да здравствует НКВД!". В конструкторском бюро на цокольном этаже посетителям предлагали создать свой космолет из бумаги. За пятью большими столами они с увлечением мастерили корабли под кадры из "Тайны Третьей планеты".

0.35. Уже метров за 80 до входа в Планетарий было ясно, что с обычным билетом попадешь лишь часа через два. По счастью, справа от основного входа в музей есть служебный выход - корреспонденту "Известий" удалось проникнуть через него. Планетарий, видимо, счел, что ему очень подфартило с темой акции, и изощряться не стал - с 18.00 до 5.00 под куполом крутились все имеющиеся программы. Веселее было вечером - с 18.00 до 23.00 играли музыканты, а в 19.00 посетители отправляли в небо воздушные шары с записками первому космонавту.

В 1.55 у входа в Ленинградский зоопарк полным ходом идет продажа игрушек, воздушных шариков, сахарной ваты и попкорна. Белый медведь Меншиков спокойно спит за камнями. Его примеру следуют и другие обитатели зоопарка. Наверное, им это далось нелегко - посетители зоопарка вели себя как обитатели: стучали по стеклам вольеров, фотографировали со вспышками, пытались потрогать кроликов и ежей.

В 3 часа ночи "Известия" покинули зоопарк, окончив свою космическую одиссею, и отправились ждать конца света. Но не дождались, так что пришлось с утра делать газету.

Алексей Зубарев, Елена Ляшенко

 
«Ночь музеев-2017» состоялась, до следующей «Ночи музеев» целый год!