Метаморфозы «Ночи музеев»

 
21 мая, 2018
Вечерний Санкт-Петербург

В хорошую погоду даже очереди не стали преградой на пути к познанию нового

Музей железных дорог России

Тема нынешней, одиннадцатой «Ночи музеев» – «Метаморфозы». И главная, пожалуй, произошла с погодой. Не в пример прошлому году, когда дождь охлаждал азарт посетителей, – почти летнее тепло вечера и ночи благословило всеобщее любопытство и тягу к прекрасному.

На просторной площади сбоку от Балтийского вокзала пышет паром огромный паровоз. На боку надпись – «Построен в 1947 году Ворошиловградским паровозостроительным заводом имени Октябрьской революции». Сначала какими-то клочками, а потом целое горячее облако поднимается от трубы и откуда-то из-под колес. Но в кабине никого не видно. Кажется, что железное чудовище живо и дышит самостоятельно.

Рядом стоит распряженная карета. «А где же лошадь?» – спрашивают друг друга посетители. Предполагалось, что конный экипаж и паровоз поставят для контраста. Но лошадки не видать. Впрочем, гости с удовольствием залезают в экипаж и фотографируются и так.

Это только начало, проходим дальше – в совсем недавно открывшийся Музей железных дорог России. Тут бесчисленные толпы – все решили, что «Ночь музеев» – отличный повод осмотреть новинку.

Попутно граждане пытаются ответить на вопросы викторины. Вроде – «Что за изобретение придумали Герон и его учитель Ктесибий?». Если не вспомнить из школьного курса физики историю паровых двигателей – понять, при чем тут какой-то Герон, конечно, сложновато. Но подсказки разбросаны там и тут на информационных щитах.

«А здесь ничего не сказано о том, как вода в пар превращается!» – разочарованно протянула группа школьников. Им, конечно, хотелось выиграть викторину и получить призы. Но не книжки по тематике музея, а модное «ретро» – старые железнодорожные значки.

– Давай тебя снимем на фоне паровоза! – предлагает рыжеволосая дама своему спутнику. Тот устремляет взгляд на красную звезду на носу машины и завороженно застывает. Вообще паровозы пробуждают в людях что-то хорошее, возвышенное. Почти как кони, но еще лучше  в квадрате.

Институт высокомолекулярных соединений РАН

На Стрелке Васильевского, как нигде, ощущается весь блеск пришедших белых ночей, но мы сворачиваем в тень Биржи. Институт Высокомолекулярных соединений РАН тоже впервые открыл двери для Ночи музеев. Что такое «высокомолекулярные соединения», вряд ли тоже все посетители твердо знают. Однако очередь в институт – просто огромная. Когда еще заглянешь в святая святых науки?

Внутри – какие-то коридоры, трубы. Вдоль стен почему-то – холодильники, множество старых советских холодильников: «Минск», «Апшерон»… И на каждый наклеен страшный знак радиоактивной опасности. Лучше не трогать.

– А раньше тут стояли огромные центрифуги – мимо них было совсем не протиснуться, – рассказывает нам жизнерадостный молодой человек в белом халате. Он уверенно ведет нас по коридорам института. – В мире наш институт занимает одну из лидирующих позиций. Я не хвастаюсь, поверьте.

Мы проходим лабораторию ядерного магнитного резонанса, электроспиннинга, полимерных композитов… и еще каких-то невероятных терминов. В них ученые с удовольствием читают лекции о своей работе.

– Природные полимеры лучше всего, – рассказывает сотрудница лаборатории полимерных биоматериалов Анастасия. – Они нетоксичны, биосовместимы – и деградируются в нормальных условиях, без всяких последствий.

И она демонстрирует огромную банку, в которой белой лентой извивается синтезированная бактериями искусственная целлюлоза. А в сочетании с другими соединениями из нее можно создавать медицинские имплантаты, покрытия для ран и ожогов или прочные экологичные упаковки для продуктов.

В соседнем зале совсем неожиданное. Выставка: картины и какие-то немыслимые объекты. Мимо проходит ужасно довольный Дмитрий Шагин – почему-то в треуголке.

– Вот космический аппарат с механическим приводом, – упоенно ведет экскурсию сам директор института Сергей Люлин. – А вот – гравитационные калоши. Из этого краника можно набрать в ведерко магнитный монополь. Его, конечно, еще нет в природе, но все же… Все приборы объединены в нейронную сеть. На них особенно ярко мигают квантовые точки. А вот на стене, – показывает он на механических страшненьких человечков, – эталоны Настоящих Ученых…

– Не боитесь, что люди поверят вам? Так серьезно вас слушали, могли решить, что все эти приборы действительно работают.

– Не беда, – весело отвечает директор. – На самом деле про серьезные вещи мы говорим чистую правду. Только не каждый специалист даже способен понять, что происходи в смежной области. А «Митьки» своим искусством помогают популяризировать науку, делают ее наглядной.

Музей советских игровых автоматов

Уже поздно, но весь двор на Конюшенной площади заполнен народом. Гремит музыка. Тут разместилось сразу несколько объектов, участвующих в «Ночи музеев». А нас интересует Музей игровых автоматов.

Внутри добавляется еще и грохот от бренчащих устройств. Все сверкает, дрожит и посвистывает. Тут, кажется, все: и «Морской бой», и «Сафари», и «Ралли», и «Снайпер»… Всем на входе выдают по три советские монетки, но сразу не поиграешь: к каждому аттракциону – очередь. Рядом шахматисты переставляют огромные фигуры, люди поазартней режутся в настольный футбол и хоккей. На большом экране, чтоб добавить ностальгии, транслируют советские мультфильмы. А в витринах выставлены настоящие старые биты для игры в городки. Солидные, надо сказать, дубинки, не дай бог такой случайно прилетит. Выставку организовала ни много ни мало – Федерация городошного спорта.

– У нас не только играют, – рассказывает сотрудница. – Мы проводим квест по истории Конюшенной площади: рассказываем, что сначала тут были конюшни, казармы, в советское время – таксопарк, а теперь вот – арт-кластер и наш музей. Люди, надо сказать, очень хорошо разгадывают наши загадки. Вдобавок наши работники регистрируют, кто больше набрал очков: идет турнир по игре на автоматах. А если жарко – можно выпить из старого автомата кваса или лимонада «Дюшес». Хотите?

Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме

Кусты в саду Фонтанного дома сегодня – говорящие.

– Эй, эй! Подойдите сюда! Ну, поближе, – раздается тоненький голос из куста. – Напомните, какое сейчас время года? Ах, весна! Это же пора цвести, вытягиваться, расправляться и тянуться к небу! Давайте вместе тянуться! Поднимаем руки…

Озадаченные посетители послушно тянут руки и выполняют спортивные упражнения. В самый раз, чтобы слегка проснуться, – час уже поздний. А говорящий куст – это только одна из причуд, которые можно здесь встретить нынче ночью.

Тему «Метаморфозы» в музее интерпретировали, открыв портал в Зазеркалье. Повсюду развешаны цитаты из «Алисы…». Садовники усердно (как и положено) красят алые розы в белый цвет. Мимо проходит понурый, уже сонный Белый Кролик в черном фраке.

Мы вроде бы связываем Зазеркалье с Льюисом Кэрроллом и его Алисой – но абсурд был не чужд и современникам Анны Андреевны, о которых здесь тоже часто вспоминают. Например, Даниилу Хармсу.

А на улице продолжается гулянье. «Ночь музеев» в Фонтанном доме – это всегда слегка особенный фестиваль, не такой, как во всех остальных участниках. Сияют разно­цветные огни. Уже светает. Звучит саксофон. Музыка играет так весело, так радостно, что кажется, еще немного – и мы узнаем, зачем мы живем…

Федор Дубшан, Вечерний Санкт-Петербург

 

 
До «Ночи музеев 2019» осталось не так уж и много!2019-05-18T19:00:00+04:00